East Meets West in Vladivostok

Russia.jpg

More than twenty years ago I lived and worked in Moscow as a junior diplomat at the Australian Embassy. We dreamed of travelling freely through Russia, but were forbidden to travel to Vladivostok.

For that reason Vladivostok became a city of absolute obsession - a city that I simply had to visit.  We wrote about it from a distance and romanticised about it endlessly.  This year I finally made it there.  

Vladivostok – the ruler of the East - in 2012 finally asserted its place in the East by hosting this month’s APEC Summit on Russky Island – separated from the mainland by what early sailors termed ‘The Eastern Bosporus’.

While many were sceptical of the possibilities presented by Russia’s host year, not least the United States after President Obama’s planned electoral absence – this only increased the Kremlin’s motivation to deliver a ‘block buster’. 

What we saw was, perhaps, a Russian ‘pivot’ to the East.  Always the changeling at the door of APEC, Russia surprised and delivered a strong agenda. The region left Vladivostok with an impressive agreement to reduce environmental tariffs, thumbing their nose at the WTO, which has tried for years to effect a similar outcome.  

Leaders also agreed on a range of educational initiatives that will make the operation of campuses overseas easier for universities such as Monash and Deakin in Australia with their own regional presences. It will also make life easier for a range of Australian universities with collaboration arrangements with Russian counterparts, including Moscow State University, Tomsk Polytechnic University and Far Eastern Federal University in Vladivostok itself.

And the unprecedented investment of more than US$21 billion by President Putin into the Asian portal city known as the San Francisco of the East, has also cemented into the minds of the hundreds of business leaders, diplomats and politicians who attended the gathering a strong message. That Russia is not only in Asia, but that the Russian Far East is open for Asian engagement.

For its part, Australia has long recognised the importance of Russia.

This year not only represents the 70th anniversary of diplomatic relations between Canberra and Moscow but also the 250th anniversary of a much longer friendship.

In 1807, the Russian ship Neva, with Captain Ludwig von Hagemeister at the helm, visited Port Jackson on the site of present day Sydney during its circumnavigation of the globe.

Today, Russia has an embassy in Canberra, a consulate-general in Sydney and offices in both Brisbane and Adelaide. In addition to its embassy in Moscow, Australia has consulates in both Vladivostok and St. Petersburg.

According to the 2006 census, more than 67,000 Russians live in Australia and two-way trade reached more than US$1.5 billion in 2011 (an enormous 64 percent increase on the previous year) largely thanks to exchanges in meat and petroleum.

In 2007, then Western Australian Premier Alan Carpenter led the first Australian state government trade delegation to Russia – something that has now taken place countless times.

But of course to most Australians, it is hard to go past the Russian ballerina Anna Pavolva, who gave inspiration to our staple national meringue dessert, The Pavlova, during her visit in 1926!

Eighty years later, President Putin was the first Russian leader to visit Australia – indeed for APEC at the time – and earlier this year both Foreign Minister Lavrov and First Deputy Foreign Minister Andrei Denisov made the long journey separately.

While Prime Minister Gillard’s visit to this year’s APEC Summit was unfortunately cut short due to the death of her father, President Putin has invited her to return shortly for a bilateral visit; a similar sentiment extended by President Medvedev shortly before leaving office.  APEC also provided the opportunity in its meeting to launch the Australia/Russia leadership dialogue, an initiative borne of discussions with Foreign Minister Lavrov and Australian Foreign Minister Kevin Rudd when the former visited Australia earlier this year.  

And in 2014, President Putin looks set to return to Australia for the G20 Summit in Brisbane. This, together with the Russia-hosted 2013 gathering in St. Petersburg, presents newfound opportunities for collaboration within the organising troika.

With Russia’s emergence into the East Asian Summit last year, Australia will become used to sharing a place with Moscow at many of the world’s most important tables. Canberra is bidding for a temporary seat on the United Nations Security Council for 2013-14 (of which Russia is a permanent member) and later this year Russia will finalise its accession to the WTO (of which Australia was a key protagonist). All this will help forge even more opportunities for the relationship between our two countries to expand, including on issues such as North Korea with Russia a member of the Six Party process.  

But perhaps most importantly to sports mad Australians, Russia is entering a self-described “golden decade” hosting major international fixtures including the Winter Olympics, the FIFA World Cup and the Grand Prix sure to turn our gaze firmly north.

Russia was always considered to be on the edge of Asia, never in it. Her challenge now is to cement her newfound role in the region. That is why the establishment of the Ministry for the Development of the Far East earlier this year holds profound prospects under the leadership of Victor Ishaev.

A further opportunity lies in the proposal to cement Russia’s role as the East-West transport corridor, with only 1.5 percent of cargo between Asia and Europe currently passing through the country. The proposal is costed by PricewaterhouseCoopers at an estimated US$20 billion but promises to deliver savings to APEC economies of US$600 billion by 2020.

Another idea to establish a Customs Union with Belarus and Kazakhstan, leading into a broader Eurasia Economic Union, ultimately makes the Trans-Pacific Partnership relaunched by the United States at APEC last year look like a private tea party according to at least one commentator.

If Peter the Great opened Russia to the West, it might just be APEC that facilitated the opening of Russia to the East.

And when Russia does, Australia will be there welcoming.


Please see below to read the original artcile as it appeared in Kommersant on 26 November 2012


Прошедший в сентябре саммит АТЭС вызывает в России все большую критику из-за череды коррупционных скандалов. В специально написанной для «Власти» статье Джон Дентон, один из иностранных гостей саммита, призывает Россию не бросать начатое и активнее включаться в интеграционные процессы в азиатском регионе.

Более двадцати лет назад я жил в Москве и работал дипломатом в австралийском посольстве. Мы мечтали о возможности свободно путешествовать по России, но нам было запрещено посещать Владивосток. Именно поэтому я начал попросту бредить этим городом, который мне просто необходимо было посетить. Мы писали о нем в своих депешах, находясь в тысячах километров, и идеализировали его почти безгранично. В этом году я наконец-то попал туда.

В 2012 году Владивосток наконец оправдал свое громкое имя и начал обретать свое место на Востоке, приняв саммит АТЭС на острове Русский, отделенном от материка проливом, который первые появившиеся здесь моряки назвали Босфор Восточный.

Честно признаюсь, многие коллеги были весьма скептично настроены в отношении российского председательства. Особенно это было заметно по реакции США, чей президент Барак Обама заранее отказался приезжать из-за избирательной кампании. Но эти настроения лишь усилили мотивацию Кремля показать всему миру настоящий блокбастер.

В итоге мы увидели своеобразный ответ России, ее опорную точку на Востоке. Находившаяся долгое время на периферии АТЭС, на этот раз Россия удивила и представила очень крепкую программу. В итоге из Владивостока мы уехали, договорившись о соглашении по сокращению тарифов на экологические товары, и тем самым утерли нос ВТО, которая вот уже долгие годы пытается достичь подобных договоренностей.

Лидеры также договорились о ряде образовательных инициатив, которые позволят университетам вроде австралийских Monash и Deakin управлять кампусами за рубежом. Эта договоренность также позволит ряду австралийских университетов заключать соглашения о сотрудничестве с такими российскими вузами, как МГУ, Томский политех и ДВФУ во Владивостоке.

Беспрецедентные инвестиции свыше $21 млрд, которые президент Владимир Путин вложил в портовый город, известный как Сан-Франциско Востока, послали четкий сигнал сотням бизнес-лидеров, дипломатов и политиков, которые посетили саммит. Россия не только представлена на Востоке, но и российский Дальний Восток открыт для взаимодействия с Азией.

Со своей стороны могу сказать, что Австралия давно признавала важность России и важность ее присутствия в регионе.

В этом году мы отмечаем не только 70-ю годовщину установления дипломатических отношений между Канберрой и Москвой, но и 250-ю годовщину гораздо более давней дружбы. В 1807 году русский корабль «Нева» с капитаном Людвигом фон Хагемайстером у руля во время своего кругосветного плавания посетил порт Джексон, расположенный на месте современного Сиднея. Сегодня у России есть посольство в Канберре, генконсульство в Сиднее, представительства в Брисбене и Аделаиде. А у Австралии помимо посольства в Москве есть консульства во Владивостоке и Петербурге.

В соответствии с переписью 2006 года в Австралии живет более 67 тыс. русских. А в 2011 году торговый оборот составил $1,5 млрд — колоссальный рост на 64% по сравнению с уровнем предыдущего года, обеспеченный в основном за счет поставок мяса и нефти. В 2007 году премьер-министр штата Западная Австралия Алан Карпентер привез в Россию первую торговую делегацию, и с тех пор подобные поездки стали регулярными.

Но для большинства австралийцев Россия ассоциируется с нашим национальным десертом — безе The Pavlova, на которое наших кондитеров вдохновила русская балерина Анна Павлова, посетившая Австралию в 1926 году.

Восемьдесят лет спустя президент Путин был первым российским лидером, посетившим Австралию для участия в саммите АТЭС. Визит премьер-министра Австралии Джулии Гиллард на саммит АТЭС во Владивостоке, к сожалению, был сокращен из-за внезапной смерти ее отца, но президент Путин пригласил ее вскоре вернуться в Россию для двустороннего визита. Это приглашение озвучивал еще Дмитрий Медведев в последние месяцы своего президентского срока. Саммит АТЭС также дал возможность начать диалог австралийского и российского руководства на высшем уровне — эту инициативу выдвинули главы МИДов Сергей Лавров и Кевин Радд, когда Лавров приезжал в Австралию в начале этого года.

В 2014 году президент Путин должен вернуться в Австралию для участия в саммите G20 в Брисбене. Учитывая, что Россия проводит саммит «двадцатки» в 2013 году в Санкт-Петербурге, это дает новые возможности для сотрудничества в тройке сопредседателей. В прошлом году Россия стала участником Восточноазиатских саммитов, и австралийским лидерам надо привыкать встречаться с ней за столами важнейших международных переговоров. Канберра претендует на роль непостоянного члена Совбеза ООН, в котором Россия представлена на постоянной основе, на 2013–2014 годы. Россия наконец завершила вступление в ВТО, чему Австралия немало способствовала. Все это создает еще больше возможностей для развития наших отношений по самым разным вопросам вплоть до заботящей Австралию ядерной программы КНДР, поскольку Россия является участником шестисторонних переговоров.

А еще взгляды австралийцев, которые сходят с ума по спорту, наверняка будут прикованы к России в ближайшее «золотое десятилетие», когда страна принимает зимние Олимпийские игры, чемпионат мира по футболу и гонки «Формулы-1».

Всегда считалось, что Россия находится где-то на обочине процессов в Азии, а не внутри. Теперь главный вызов для нее заключается в том, чтобы укрепить свое недавно обретенное место в регионе. Вот почему так важно учреждение Министерства по развитию Дальнего Востока под руководством Виктора Ишаева.

Одна из возможностей это сделать — реализация идеи превратить Россию в полноценный транспортный коридор между Востоком и Западом, поскольку сейчас из грузопотоков между Европой и Азией через территорию РФ проходит менее 1,5%. PricewaterhouseCoopers оценивает затраты на этот проект в $20 млрд, однако к 2020 году выгода для всех участников АТЭС может составить как минимум $600 млрд.

Еще одна идея — это укрепление Таможенного союза с Беларусью и Казахстаном, конечная цель которого заключается в создании Евразийского экономического союза с подключением к интеграционным процессам в регионе. Если это направление будет развиваться, то в конечном счете лоббируемый США запуск Тихоокеанского партнерства в рамках АТЭС будет напоминать какую-то маленькую чайную посиделку — по крайней мере, так уверяют некоторые комментаторы.

Если Петр Великий открыл Россию для Запада, то, возможно, именно АТЭС сейчас ускорит открытие России для Востока.

И когда Россия станет полноценным участником процессов в Азии, Австралия будет это только приветствовать.




The content of this publication is for reference purposes only. It is current at the date of publication. This content does not constitute legal advice and should not be relied upon as such. Legal advice about your specific circumstances should always be obtained before taking any action based on this publication.


Contacts

John W.H. Denton AO

Partner and Chief Executive Officer.
+61 3 9672 3158

Email